Уже в дверях он грустно улыбнулся: – Вы все же поосторожнее. ГЛАВА 67 – Сьюзан? – Тяжело дыша, Хейл приблизил к ней свое лицо. Он сидел у нее на животе, раскинув ноги в стороны. Его копчик больно вдавливался в низ ее живота через тонкую ткань юбки. Кровь из ноздрей капала прямо на нее, и она вся была перепачкана. Она чувствовала, как к ее горлу подступает тошнота.

Мы говорим о математике, а не об истории. Соши замолчала. – Полезный груз? – предложил Бринкерхофф.  – Количество жертв. Ущерб в долларах. – Нам нужна точная цифра, – напомнила Сьюзан.

Сьюзан, – наконец произнес он еле слышно.  – У меня нет семьи.  – Он посмотрел на.  – Мой брак практически рухнул. Вся моя жизнь – это любовь к моей стране. Вся моя жизнь – это работа здесь, в Агентстве национальной безопасности. Сьюзан слушала молча. – Как ты могла догадаться, – продолжал он, – вскоре я собираюсь выйти в отставку. Но я хотел уйти с высоко поднятой головой.

О Боже. Значит, она слышала звук выстрела Хейла, а не коммандера. Как в тумане она приблизилась к бездыханному телу. Очевидно, Хейл сумел высвободиться.

Что. Этого не может. Он заперт внизу. – Нет. Он вырвался оттуда. Нужно немедленно вызвать службу безопасности.

Третий узел был пуст, свет шел от работающих мониторов. Их синеватое свечение придавало находящимся предметам какую-то призрачную расплывчатость. Она повернулась к Стратмору, оставшемуся за дверью. В этом освещении его лицо казалось мертвенно-бледным, безжизненным. – Сьюзан, – сказал .

Так вы успели его рассмотреть. – Господи. Когда я опустился на колени, чтобы помочь ему, этот человек стал совать мне пальцы прямо в лицо. Он хотел отдать кольцо. Какие же страшные были у него руки. – Вот тут-то вы и рассмотрели его кольцо. Глаза Клушара расширились. – Так полицейский сказал вам, что это я взял кольцо. Беккер смущенно подвинулся. Клушар вдруг разбушевался. – Я знал, что он меня не слушает. Вот так и рождаются слухи.

Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо – но не.

Да я бы ничего и не взял у умирающего.

Мидж, – сказал Бринкерхофф, – Джабба просто помешан на безопасности ТРАНСТЕКСТА. Он ни за что не установил бы переключатель, позволяющий действовать в обход… – Стратмор заставил.  – Она не дала ему договорить. Бринкерхофф почти физически ощущал, как интенсивно работают клеточки ее мозга. – Помнишь, что случилось в прошлом году, когда Стратмор занимался антисемитской террористической группой в Калифорнии? – напомнила .

Можно ли ему доверять. А не заберет ли он ключ. Фонтейну нужно было какое-то прикрытие – на всякий случай, – и он принял необходимые меры. ГЛАВА 113 – Ни в коем случае! – крикнул мужчина с короткой стрижкой, глядя в камеру.  – У нас приказ. Мы отчитываемся перед директором Лиландом Фонтейном, и только перед. Фонтейна это позабавило. – Вы знаете, кто. – Какая разница? – огрызнулся светловолосый.

– Позвольте вам сразу кое-что объяснить, – сказал директор.

Я все проверяю дважды. – Ну… ты знаешь, как они говорят о компьютерах. Когда их машины выдают полную чушь, они все равно на них молятся. Мидж повернулась к нему на своем стуле.

У них состоялся откровенный разговор о его происхождении, о потенциальной враждебности, какую он мог испытывать к Соединенным Штатам, о его планах на будущее. Танкадо прошел проверку на полиграф-машине и пережил пять недель интенсивного психологического тестирования. И с успехом его выдержал. Ненависть в его сердце уступила место преданности Будде.

Еще через четыре месяца Энсей Танкадо приступил к работе в Отделении криптографии Агентства национальной безопасности США.

Несмотря на солидный заработок, Танкадо ездил на службу на стареньком мопеде и обедал в одиночестве за своим рабочим столом, вместо того чтобы вместе с сослуживцами поглощать котлеты из телятины и луковый суп с картофелем – фирменные блюда местной столовой.

Энсей пользовался всеобщим уважением, работал творчески, с блеском, что дано немногим. Он был добрым и честным, выдержанным и безукоризненным в общении.

Самым главным для него была моральная чистота. Именно по этой причине увольнение из АН Б и последующая депортация стали для него таким шоком. Танкадо, как и остальные сотрудники шифровалки, работал над проектом ТРАНСТЕКСТА, будучи уверенным, что в случае успеха эта машина будет использоваться для расшифровки электронной почты только с санкции министерства юстиции.

Использование ТРАНСТЕКСТА Агентством национальной безопасности должно было регулироваться примерно так же, как в случае ФБР, которому для установки подслушивающих устройств необходимо судебное постановление.

Le speed job dating – Méthode originale pour démarrer dans l’entreprise