Верно, Шерлок Холмс. – Забавное имя. Сам придумал. – А кто же еще! – ответил тот с гордостью.  – Хочу его запатентовать. – Как торговую марку? – Беккер смотрел на него изумленно. Парень был озадачен. – Для имени нужна торговая марка, а не патент. – А мне без разницы.

В Севильском соборе единственный вход одновременно является выходом. Такая архитектура стала популярной в те времена, когда церкви одновременно служили и крепостями, защищавшими от вторжения мавров, поскольку одну дверь легче забаррикадировать. Теперь у нее была другая функция: любой турист, входящий в собор, должен купить билет. Дверь высотой в шесть метров закрылась с гулким стуком, и Беккер оказался заперт в Божьем доме.

Он закрыл глаза и постарался сползти на скамье как можно ниже: он единственный в церкви был не в черном.

Откуда-то донеслись звуки песнопения.

Это очень и очень плохо. – Спокойствие, – потребовал Фонтейн.  – На какие же параметры нацелен этот червь. На военную информацию. Тайные операции. Джабба покачал головой и бросил взгляд на Сьюзан, которая по-прежнему была где-то далеко, потом посмотрел в глаза директору. – Сэр, как вы знаете, всякий, кто хочет проникнуть в банк данных извне, должен пройти несколько уровней защиты.

Фонтейн кивнул. Иерархия допуска в банк данных была тщательно регламентирована; лица с допуском могли войти через Интернет.

В зависимости от уровня допуска они попадали в те отсеки банка данных, которые соответствовали сфере их деятельности. – Поскольку мы связаны с Интернетом, – объяснял Джабба, – хакеры, иностранные правительства и акулы Фонда электронных границ кружат вокруг банка данных двадцать четыре часа в сутки, пытаясь проникнуть внутрь. – Да, – сказал Фонтейн, – и двадцать четыре часа в сутки наши фильтры безопасности их туда не пускают.

Так что вы хотите сказать.

Не кажется ли тебе, что это звучит как запоздалое эхо. Она тоже засмеялась. – Выслушай меня, Мидж. Направь мне официальный запрос. В понедельник я проверю твою машину.

– Я… я не понимаю. – Я не могу, – повторила.  – Я не могу выйти за тебя замуж.  – Она отвернулась. Ее плечи подрагивали. Она закрыла лицо руками. Дэвид не мог прийти в. – Но, Сьюзан… я думал… – Он взял ее за дрожащие плечи и повернул к. И тогда он увидел, что Сьюзан вовсе не плакала. – Я не выйду за тебя замуж! – Она расхохоталась и стукнула его подушкой.  – До тех пор, пока ты не объяснишь, что такое без воска.

Он торопливо повернул выключатель. Стекла очков блеснули, и его пальцы снова задвигались в воздухе. Он, как обычно, записал имена жертв.

– Коммандер Стратмор отправил кого-то в Испанию с заданием найти ключ. – И что? – воскликнул Джабба.  – Человек Стратмора его нашел. Сьюзан, больше не в силах сдержать слезы, разрыдалась. – Да, – еле слышно сказала.  – Полагаю, что. ГЛАВА 111 В комнате оперативного управления раздался страшный крик Соши: – Акулы. Джабба стремительно повернулся к ВР. За пределами концентрических окружностей появились две тонкие линии.

Они были похожи на сперматозоиды, стремящиеся проникнуть в неподатливую яйцеклетку.

– Пора, ребята! – Джабба повернулся к директору.  – Мне необходимо решение. Или мы начинаем отключение, или же мы никогда этого не сделаем.

Мисс Флетчер, как вы полагаете, если это не ключ, то почему Танкадо обязательно хотел его отдать. Если он знал, что мы его ликвидируем, то естественно было бы ожидать, что он накажет нас, допустив исчезновение кольца. В разговор вмешался новый участник. – Д-директор. Все повернулись к экрану.

Стратмор казался озадаченным. Он не привык, чтобы кто-то повышал на него голос, пусть даже это был его главный криптограф. Он немного смешался. Сьюзан напряглась как тигрица, защищающая своего детеныша. – Сьюзан, ты же говорила с. Разве Дэвид тебе не объяснил. Она была слишком возбуждена, чтобы ответить.

Пришла пора действовать. Нужно выключить ТРАНСТЕКСТ и бежать. Она посмотрела на светящиеся мониторы Стратмора, бросилась к его письменному столу и начала нажимать на клавиши. Отключить ТРАНСТЕКСТТеперь это нетрудная задача, поскольку она находится возле командного терминала.

Сьюзан в ужасе смотрела на экран. Внизу угрожающе мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла. Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус. Она много читала о таких вирусах – смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус.

Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных – он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ.

Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус. Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул. Он не собирался умирать.

Похоже, это то, что нам. Сьюзан открыла один из каналов. На экране высветилось предупреждение: Информация, содержащаяся в этом файле, предназначена исключительно для научного использования. Любые частные лица, которые попытаются создать описанные здесь изделия, рискуют подвергнуться смертоносному облучению и или вызвать самопроизвольный взрыв.

– Самопроизвольный взрыв? – ужаснулась Соши.

Как у всех молодых профессоров, университетское жалованье Дэвида было довольно скромным. Время от времени, когда надо было продлить членство в теннисном клубе или перетянуть старую фирменную ракетку, он подрабатывал переводами для правительственных учреждений в Вашингтоне и его окрестностях. В связи с одной из таких работ он и познакомился со Сьюзан. В то прохладное осеннее утро у него был перерыв в занятиях, и после ежедневной утренней пробежки он вернулся в свою трехкомнатную университетскую квартиру.

Войдя, Дэвид увидел мигающую лампочку автоответчика.

Слушая сообщение, он выпил почти целый пакет апельсинового сока. Послание ничем не отличалось от многих других, которые он получал: правительственное учреждение просит его поработать переводчиком в течение нескольких часов сегодня утром.

All Tracks – Funny van Dannen